Список форумов forum.sevhwarang.com.ua forum.sevhwarang.com.ua
Форум клуба "Хваранг"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Колюще-рубящее оружие

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов forum.sevhwarang.com.ua -> Оружие боевых искусств мира
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Иван



Зарегистрирован: 03.09.2008
Сообщения: 691
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вт Окт 07, 2008 8:27 pm    Заголовок сообщения: Колюще-рубящее оружие Ответить с цитатой

Exclamation МЕЧИ Exclamation и не только...
_________________
"Если тебе страшно, закрой глаза и сделай шаг вперёд". Кодекс чести самурая.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Иван



Зарегистрирован: 03.09.2008
Сообщения: 691
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Пт Янв 23, 2009 3:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Меч ниндзя-то


В кино мы то и дело видим ниндзя с заброшенным за спину мечом, с торчащей над правым плечом рукоятью и выступающим у левого бока набалдашником-кодзири. Однако Hава Юмио считает, что таким способом ношения меча ниндзя в действительности не пользовались вообще. Аргументы японского специалиста таковы.
Во-первых, торчащие рукоять и кодзири болтаются из стороны в сторону и беспрестанно задевают за ветки и кусты, производя совершенно ненужный шум. Во-вторых, такое положение меча не позволяет делать перекаты и кувырки, так как ножны при этом причиняют боль, а большая гарда грозит распороть лицо или того хуже пробить висок.
В-третьих, выхватив меч, его практически невозможно вложить обратно в ножны. И в-четвертых, относительно длинный меч в таком положении просто невозможно выхватить из ножен.
Вообще традиция меча за спиной была известна японцам с глубочайшей древности. Правда, носили его в таком случае не так, как это показывают в фильмах про ниндзя, а совсем наоборот: рукоять над левым плечом, а кодзири у правого бока. При таком положении меча правша может легко выхватить даже довольно длинный меч и столь же легко вложить его обратно. По мнению Hавы, именно этим традиционным для японских воинов способом и пользовались в случае необходимости <воины-тени>, отнюдь не бывшие новаторами-рационализаторами в этом вопросе.
Впрочем, это лишь гипотеза исследователя. И другие авторы считают, что ниндзя все-таки носили меч на киношный манер в тех случаях, когда надо было куда-то лезть либо ползти.
Как бы то ни было, чаще всего меч ниндзя носили также как и обычные воины - за поясом на левом боку. Именно это положение давало максимум удобств, так как меч постоянно был в буквальном смысле под рукой. Его можно было мгновенно выхватить, вытащить вместе с ножнами или засунуть обратно. Такая свобода маневра была очень кстати во время тайного проникновения во вражеский дом. Двигаясь в кромешной тьме, ниндзя почти до конца выдвигал меч вместе с ножнами из-за пояса и орудовал его рукоятью как щупом. Если было нужно сделать кувырок, лазутчик одним движением левой руки сдвигал меч на середину живота, если же было нужно присесть, он перемещал меч на спину. Пролезая в щель под забором, <невидимка> вынимал его из-за пояса совсем, клал наземь, зажимал сагэо в зубах, лез в дыру, а затем втягивал меч за собой при помощи шнура.
Окраска ниндзя-то
Одной из самых интересных загадок ниндзя-то является вопрос окраски его клинка.
Один из японских исследователей мечей выдвинул любопытную гипотезу о том, что ниндзя-то специально делались черными, чтобы отблеск лунного света ночью не выдал местонахождения лазутчика. По его словам, с глубочайшей древности были известны так называемые <черные мечи> (курогатана), считавшиеся одними из лучших. Это название, по его мнению, объясняется тем, что клинки курогатана целиком покрывались черным лаком.
Действительно, в настоящее время известны некоторые образцы японского оружия, выкрашенные в черный цвет. Известно, например, что в ХХ веке японцы специально чернили штыки, чтобы они не отсвечивали во время ночных атак. Да и сюрикэны, которые использовали ниндзя, тоже были черными.
Однако гипотеза о <черных мечах> на поверку оказывается совершенно беспочвенной.
Во-первых, название <курогатана> не встречается ни в каких древних текстах. Во-вторых, ни один из знаменитых боевых мечей не имеет лакового покрытия. Дело в том, что для шлифовки и заточки такого меча требуются колоссальные усилия, так как для этого необходимо удалить весь лак. В действительности, покрытые лаком мечи назывались о-каси-гатана, что буквально означает <меч, даваемый взаймы>. В периоды мира князья-даймс заказывали дешевые мечи десятками про запас на случай войны, чтобы при необходимости ими можно было вооружить воинов. Так как эти мечи подлежали долгому хранению в арсеналах без употребления, их во избежание ржавения покрывали лаком (хорошие же мечи самураи хранили в бочках с маслом). Мечи о-каси-гатана обычно имели длину от 60 до 70 см и были слишком длинными для ниндзя.
В.H. Попенко в своей работе <Древнее оружие Востока> приводит десятки способов окраски мечей в разные цвета радужного спектра, якобы соответствующих традициям разных школ нин-дзюцу. Он пишет: <Каждая школа (а к XVII веку их стало более 70-ти), чтобы подчеркнуть свое отличие и индивидуальность, использовала, помимо традиционных, также и клинки <своего> цвета: Рецепты окраски каждая школа хранила в тайне, однако секреты многих цветов были разгаданы>. Согласно утверждениям Попенко, мечи Тогакурэ-рю были голубыми, Синсю-рю - сине-черными, Хатуро-рю (вероятно, имеется ввиду Хагуро-рю - прим. автора) - темно-вишневыми, рсицунэ-рю - бронзово-коричневыми и т.д. и т.п.
Познакомившись с этими <разгаданными> рецептами, автор испытал настоящее чувство зависти: какой счастливый человек, этот Виктор Hиколаевич Попенко! У него, видать, в кланах ниндзя обширные связи! Даже в японских музеях нин-дзюцу ни одного крашенного меча нет, а он уже где-то рецепты окраски клинков сразу по одиннадцати школам раздобыл!
Увы! Крашенных <по-попенковски> мечей в Японии пока не нашли. И как ни поражают воображение отдельных недалеких товарищей голубые мечи школы Тогакурэ-рю, все это чистейшей воды выдумка <ниндзеведа>, начитавшегося работ по современной металлургии и решившегося запродать секрет своим не очень умным читателям. Чего стоит только одна фраза в описании технологии хромирования (его, согласно Попенко, использовали <все школы>): <В современных условиях применяются различные способы хромирования (металлизации): электролитический, химический, газоплазменный (напыление), плакированием, осаждением химических соединений из газовой фазы, электрофорезом, вакуумным взрывом, лазерный, плазменный, погружением в расплав и другие>. Да, далеко шагнула мысль средневековых лазутчиков: Hет! Hе были мечи ниндзя ни черными, ни серо-буро-малиновыми. И по внешнему виду клинки их ничем не отличались от обычных.
В. Момот в своей работе <Традиционное оружие ниндзя> (т. 1, с. 176) пишет, что ниндзя за редким исключением никогда не полировали своих мечей, чтобы не <отсвечивать>. Однако и эта идея выглядит весьма сомнительной, так как, в действительности, полируют мечи совсем не для красоты, а для того, чтобы защитить их от ржавчины.

_________________
"Если тебе страшно, закрой глаза и сделай шаг вперёд". Кодекс чести самурая.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Японский меч - десять веков совершенства

В течение десяти столетий клинки японских мечей существуют без особых изменений в конструкции. Благодаря превосходным качествам этого вида холодного оружия, а также особому отношению японской нации к этим, казалось бы сугубо функциональным предметам, их история обросла всяческими вымыслами и догадками. Среди европейцев, стремящихся познать «загадки» дальневосточных цивилизаций через мистику религиозных учений и боевых искусств, родился миф о «сверхоружии», лучше и опаснее которого нет ничего.

Причем вера эта распространяется на все клинки японских мечей без исключения, хотя в разные эпохи среди этих изделий не всегда встречались удачные.



Дзёкото (древние мечи)

Железо и бронза были завезены в Японию из континентального Китая одновременно в III веке до н. э. И достаточно долгий промежуток времени оружие из металла существовало одновременно с продолжавшимися изготовляться каменными изделиями. При этом заметно разделение их функционального назначения. Если каменное и железное оружие имело практическое значение в повседневной жизни, бронзовое стало предметом ритуально-церемониальных действий. Этому способствовало возможно то, что сырье для производства бронзы (медь, олово и различные добавки, улучшающие качество бронзы) более редкое и, соответственно, более дорогое на японских островах, чем железосодержащая руда. Кроме этого, золотистый цвет бронзы и, соответственно, изделия, изготовленные из этого материала, ассоциировались у людей, высшим божеством которых было солнце, с миром Ками – японских божеств. Бронзовые мечи несли в себе знаковую нагрузку, подчеркивая высокое положение владельца. Поэтому их старались сделать более декоративными, привлекательными. Такое стечение обстоятельств, когда часть оружия изначально не предназначалась для практического использования, породило на заре формирования японской культуры особую эстетику его восприятия, т.е. основное внимание обращалось на фактуру поверхности, форму, цвет и игру cвета. Именно с тех времен протянулась переходящая сквозь века традиция восприятия японцем меча как эстетически самодостаточной вещи, в которой сконцентрирован окружающий его мир.

Первоначально изготовлявшиеся в Японии образцы имели сходство с привезенными из Китая, а затем и из Кореи. Чтобы полнее удовлетворить вкусы и потребности японцев, их стали видоизменять (в основном, по размерам). Но по качеству металла эти мечи уступали ввозимым образцам.

Первыми мечами японцев стали обоюдоострые мечи с узкими прямыми клинками. Такие находки датируются II – I веками до н. э. Бронзовые образцы отливались вместе с рукоятками, клинки железных мечей могли оканчиваться хвостовиком, на который рукоятка насаживалась. Но обоюдоострый клинок, в сечении сужающийся от середины к лезвиям, из-за невысокого качества металла, мог переломиться. Очевидно, опыт практического применения оружия в боях способствовал тому, что постепенно клинки, оставаясь прямыми по всей своей длине, приобрели одностороннюю заточку и достаточно массивный обух со стороны, противоположной лезвию. Клинок стал толще и, соответственно, лучше противостоял нагрузкам. Произошло это в I – II веках. При этом прямые клинки боевых мечей с односторонней заточкой повторяли китайские образцы, оставаясь достаточно длинными и узкими (длина: 60–70 см и ширина: 2,2–2,8 см), или являлись местным – японским – типом, отличающимся более широким и коротким клинком часто имеющим вогнутое, как у ятагана лезвие.

Но преобладал все же более изящный и узкий клинок, позволявший более быстро манипулировать мечом и обеспечивающий воину техническое преимущество над противником.

При этом в повседневной жизни обоюдоострые мечи кэн (или цуруги) продолжали свое существование, оставаясь культовыми предметами, в отличие от боевых тёкуто – прямых мечей с односторонней заточкой, – имевших сугубо функциональное предназначение. Это подтверждает бронзовый меч Кэн, найденный археологами в 1978 году в одном из могильных курганов недалеко от Токио, так называемый «меч из Инарияма». На его клинке есть надпись-посвящение, в которой архаичный японский содержит некоторые обороты характерные для корейского языка. Это позволяет предположить, что мастерами-изготовителями могли быть эмигранты из Кореи, с которой Япония в то время поддерживала связь.

Начинается надпись с перечисления 8 колен предков и далее: «…из поколения в поколение до сегодняшнего, семья Вовакэ-но Оми служила главой меченосцев. Когда великий государь (оокими – великий Ван) Вакатакэру (456–479 гг. царствования) пребывал во дворце Сики, Вовакэ-но Оми было доверено помогать управлять Поднебесной. В ознаменование этого приказано изготовить этот острый стократно закаленный меч и записать истоки его (Вавакэ-но Оми) службы, начиная с предков».

Надпись, содержащая 115 иероглифов, нанесена с обеих сторон клинка, который конечно же не мог быть стократно каленым хотя бы потому, что бронза вообще не поддается закалке. Это либо гипербола, подчеркивающая дороговизну и ценность изделия, созданного в память о выдающемся событии, либо неточность современного переводчика, не знающего тонкостей технологии изготовления такого рода изделий. Дело в том, что для улучшения режущих свойств бронзовое оружие отбивали по лезвию, уплотняя структуру металла, точно так же, как делают это с современными косами. И возможно здесь речь идет об ударах кувалдой, неоднократно наносимых по краям клинка вдоль лезвий.

В то время меч был редким и дорогим оружием, которое могли позволить себе немногие. Поэтому и боевым мечам старались придать индивидуальность и, следуя оружейной моде, их рукоятки украшались навершиями, по форме и размерам которых сейчас древние тёкуто систематизированы. Самые простые навершия изготавливались в виде кольца, у более изящных внутри кольца были стилизованные изображения пары драконов. Существовали навершия в виде прямоугольника вытянутого по оси клинка или расположенного поперек (такой меч называют кабуцути-то – меч с молотом). Большой интерес представляет тёкуто с навершием в виде луковицы, появившийся в VI в. На них впервые монтируется такой элемент, как цуба (Клинок №3, 2003 г. «Цуба – мечта коллекционера). Если более ранние типы наверший пришли из Китая и Кореи, то последний тип прямого меча с цуба – местного происхождения. С него и началась многовековая история японского меча.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Эра изогнутых клинков

В то время, когда в Японии еще повсеместно изготовлялись прямые тёкуто, на континенте – в Китае и Корее стали применяться в массовом количестве клинки изогнутые. Заимствована эта форма была у степных кочевников, предпочитавших воевать верхом на лошади.

Именно в этом случае сабля (а это общепринятое название клинка подобной формы) дает больше всего преимуществ. Рубка с оттяжкой на себя позволяет нанести более глубокую и опасную рану, что очень важно во время скоротечных конных столкновений, ведь на повторный удар времени нет (конь понес дальше). Но оказалось, что преимущества изогнутого клинка этим не исчерпываются. Чем меньше угол заточки, тем острее лезвие, тем лучше оно режет. Но тем меньше его механическая прочность, способность противостоять нагрузкам.

В изогнутом клинке извечный спор между прочностью и остротой решается методом компромисса. В клинке, рубящем под углом к плоскости удара, вектор приложения силы направлен не перпендикулярно к лезвию, а под некоторым углом, пропорциональным изгибу клинка. Сечение клинка, построенное по этому вектору в 1,5–2 раза длиннее, чем сечение построенное перпендикулярно к лезвию и равное ширине клинка. Поэтому практически получается, что при равной толщине и ширине клинка и, соответственно, одинаковой их механической прочности, изогнутый клинок в 1,5–2 раза острее и поэтому опаснее.

Именно это обстоятельство способствовало тому, что изогнутые клинки «прижились» и в пешем строю – ведь прочный и острый меч дает явное преимущество на поле боя.

Но прежде, чем изогнутый клинок попал в Японию, там, в VII в. родился еще один вид прямого меча – широкий и короткий тесак варабитэ-то (меч с рукояткой в виде листа папоротника). Мечом этим вооружались люди невысокого положения, и был он приспособлен для рубки одной рукой. Ничего примечательного, за исключением одной детали – его рукоятка была направлена вверх под некоторым углом относительно лезвия. Как предполагают, рукоятка такой конструкции была позаимствована у айнов – коренных жителей севера Японии, острова Хокайдо и прилегающих территорий. У них издавна бытовал национальный нож макири с изогнутой рукояткой. Ее удобнее было держать в руке при разделывании добычи.

В варабитэ-то такая посадка рукояти дает преимущество в точности рубки, так как ось рукоятки проходит впереди лезвия и при движении к цели клинок, находясь позади направляющей удар линии, выполняет функцию своеобразного руля, стабилизируя положение рукояти в ладони. Этим достигается правильное, без заваливания вбок, положение клинка в момент нанесения рубящего удара.

Теперь для появления полосы японского меча классического вида, оставалось совместить рукоятку типа варабитэ с изогнутым клинком. Это произошло примерно в VIII веке, когда изогнутые клинки с прямой рукояткой попали из Кореи на японские острова. Творчески переработав конструкцию меча, местные мастера создали рюкозука-то (меч с вогнуто-цилиндрической рукояткой). Хвостовик рюкозука-то повторял очертания рукоятки и обкладывался с двух сторон деревянными щечками. После этого рукоятка обтягивалась кожей.

Следуя традиции, обозначенной мечами этого типа, в X веке был популярен меч кэнукигата-но тати с цельнокованой, изготовляемой заодно с клинком, объемной железной рукояткой. Рукояти таких мечей украшались чеканкой, а цуба и хабаки одевались со стороны острия вдоль клинка и «приклинивались» на нем. Исходя из ненадежного крепления этих элементов, можно предположить, что подобного рода мечи имели церемониальный характер, будучи популярны среди придворных аристократов.

В классическом же японском мече хвостовик уменьшился в размерах и, задавая рукояти оптимальный угол, под которым она стыковалась с клинком, стал вполовину ее короче и несколько уже в основании, еще более сужаясь к своему концу. Монтирование всех элементов рукояти меча происходит со стороны хвостовика, упрочняя тем самым клинок в месте его соединения с рукояткой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Получение стали

Процесс изготовления традиционного японского меча начинается с получения исходного продукта – стали. Ее получали из железосодержащего песка, добываемого в определенных местах. Песок этот содержал оксид железа и назывался сатэцу. Исходный материал обогащали, промывая водой и удаляя пустую породу, а после пережигали с древесным углем в сыродутной печи. В результате этого образовывался пористый кусок металла – крица. Ее измельчали и пережигали повторно, железо науглероживалось, превращаясь в сталь. Полученную массу проковывали, уплотняя металл. Во время этого процесса через поры выходили наружу вредные примеси в виде шлаков.

Затем полученную лепешку закаливали в воде и разбивали на мелкие осколки. По зернистости сколов, свидетельствующей о различном содержании углерода в отдельных осколках, их сортировали, сваривали, проковывая до тех пор, пока не образовывались более или менее однородные пластины металла. Таким образом, каждый кузнец изготавливал для себя исходный материал, сообразуясь со своим опытом. Таких кузнецов называли о-кадзи.

Второй способ получения сырья требовал специализации и усилий многих людей. Он происходил в печах, называемых татара. За один раз в печь загружали до 8 т сатэцу и 13 т древесного угля, получая в конце процесса стальной слиток кэра весом около 2 т. Этот слиток тащили по склону возвышенности наверх и роняли на камни, в результате чего он разбивался на более мелкие части. Их подбирали, дробили, и осколки сортировали и проковывали, сваривая между собой. Но этот процесс был более практичен, поскольку кэра уже состояла из стали, правда, науглероженной очень неравномерно, в пределах 0,6–1,5% углерода. Сталь, полученная таким образом, называлась тамахаганэ, и именно она считается классическим исходным материалом для японских мечей. Получают ее и сейчас, как в древности в таких же печах, используя традиционную технологию. При этом сатэцу в некоторых месторождениях природно легирован элементами, которые, входя в состав стали, улучшают ее свойства, делая клинки более качественными.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кузнечные технологии

В отличие от о-кадзи, полностью контролировавших весь процесс получения исходного материала, кузнецов, работавших со сталью, получаемой в печах – татара, называли ко-кадзи. Из отсортированных на глаз мелких кусочков тамахаганэ ко-кадзи изготавливал методом кузнечной сварки брикеты металла разного качества. Разница была в содержании углерода. Но даже в каждом из отдельных брикетов содержание углерода не было равномерным, и поэтому при закаливании брикеты становились хрупкими из-за чрезмерных внутренних напряжений и как исходный материал для изготовления клинка не годились.

Вот с этого момента и начинается характерная японская технология в принципе известная и в других частях света еще в древности, но нигде кроме Японии так скурпулезно не повторяемая в виду большого риска брака в случае некачественного «провара» слоев металла. Речь идет о так называемом «дамаске», многослойной стали, полученной путем кузнечной сварки.

Следует оговориться, что европейский дамаск, первоначально изготовлявшийся в Сирии, был всего лишь дешевой подделкой, имитацией индийского литого булата, обладавшего действительно уникальными качествами. Пакет из пластин стали с разным содержанием углерода проковывали, многократно скручивали, перемешивая слои и, в конечном итоге, сделанный из этой заготовки клинок протравливали слабым раствором кислоты. В результате этого железо разъедалось быстрее, а сталь медленнее и на плоскостях образовывался рельефный узор, для неискушенного потребителя идентичный булатному. Эстетическая направленность, выраженная в необычайном узоре клинка, главенствовала над его качеством. И только гораздо позже мастера изготовлявшие дамаск смогли совместить «приятное с полезным», опытным путем найдя такие технологии, следуя которым изделия из дамаска не так заметно проигрывали настоящему булату в качестве, будучи на уровне лучших европейских литых сталей. Но это тема отдельной статьи.

Здесь же следует подчеркнуть, что «японский дамаск» – многократная проковка заготовки – преследовала другую цель. Во-первых, проковывался один и тот же брикет стали. Он вытягивался, надрубался вдоль и складывался пополам, опять свариваясь, надрубался поперек, складывался…и так до 15 раз (но не больше). При 15-кратном проковывании образуется более 32 тысяч слоев металла становящегося практически однородным, т. к. каждый слой достигает почти молекулярной толщины. С помощью этой операции достигается выравнивание химических и механических характеристик стального пакета, и поковка может противостоять более мощным механическим нагрузкам, т. к. из теории сопротивления материалов известно, что многослойный брус гораздо прочнее монолитного.

Для изготовления одного клинка кузнец изготавливал по подобной технологии несколько полос с различным содержанием углерода, которое задавалось сортировкой исходных осколков стали.

Полученный таким способом образец бесполезно травить кислотой, ведь по сути это один кусок стали и разъедается он по всей поверхности с одинаковой скоростью. Поэтому узор на нем не выявится. Но в отполированной до зеркального блеска абсолютно гладкой поверхности глаз внимательного наблюдателя увидит рисунок выходящих наружу слоев – хада. Он образован эфемерной границей между слоями – диффузией молекул, вызванной кузнечной сваркой. Именно эта тонкая, можно сказать, микроскопическая работа, совершаемая с помощью кузнечных молотов, и составляет основную трудность всего процесса. Достаточно небольшой небрежности в работе: оставить отпечаток пальца или кусочек окалины (в этом месте образуется «непровар»), и все идет в брак.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Рациональная сварка

Процесс, описанный в предыдущей главе, был всего лишь подготовительным. В результате получалось несколько полос слоеной стали (минимум 2, максимум 7, в зависимости от принятого способа сварки клинка) с различным содержанием углерода. Сваривая их в различной комбинации, принятой в той или иной японской школе кузнечного искусства, в конечном результате и получали полосу японского меча. Обязательным условием было использование полосы с наибольшим содержанием углерода (до 1,5%) для лезвия меча, а с наименьшим (до 0,5%) для внутренней, скрытой боковыми накладками части клинка. При этом никогда внутри не использовалось низкосортное железо, способное изгибаться при малейшем усилии. Использование в конструкции рационально расположенных полос стали разного качества давало возможность японскому клинку уверенно противостоять механическим нагрузкам и в то же время иметь твердое лезвие, способное долго держать заточку. По сути, клинок японского меча имеет композитную конструкцию со всеми вытекающими из этого выгодами. В 30-х годах ХХ века известный историк оружия В.В Арендт, исследуя этот вопрос, назвал такой процесс «рациональной сваркой», что очень точно передает суть конечной операции.


Черновая обработка и закалка

По окончании ковки, после того как полосе в общих чертах были преданы размеры и изгиб, она подвергалась отжигу. Будучи медленно нагретая в горне без доступа кислорода до температуры выше 800°С, она затем так же медленно остывала вместе с горном. Потом полосу, ставшую мягкой и податливой, обрабатывали напильником и абразивными камнями, предавая ей окончательную форму. При этом режущую кромку лезвия не затачивали, оставляя ее притупленной (толщиной 1-2 мм) для того, чтобы она могла сохранить равномерный нагрев в короткий промежуток времени, необходимый для переноса полосы из горна в сосуд с охлаждающей жидкостью. Если требовалось, инструментом, похожим на рубанок, простругивали долы вдоль обуха. Придавали форму хвостовику и наносили на него насечку. На этом подготовка клинка к самому главному процессу – закаливанию – считалась завершенной.

Перед закаливанием, которое производится в воде определенной температуры, клинок покрывают глиной. Глину перед этим надо хорошо отмутить, то есть удалить из нее посторонние примеси. Для того, чтобы получить совершенно однородную глину для обмазки клинков, в Японии изобрели свой способ.

Для этого в морозный солнечный день влажные комки глины выкладывали на солнце. Влага, находящаяся в глине замерзала и превращалась в лед. Лед, не переходя в воду, на солнце испарялся, и комья осыпались, образуя обезвоженный порошок. Его собирали, просеивали на мелком сите и, смешав с водой, получали лишенный примеси глинистый раствор требуемой консистенции.

Сначала весь клинок покрывают очень тонким слоем огнеупорной глины с добавками. Затем, отступив от кромки лезвия и от острия клинка, накладывают на боковые стороны, и обух клинка слои потолще, давая каждому слою просохнуть. Суть этого процесса состоит в том, что толщиной слоя глины, нанесенного на клинок, регулируют скорость теплоотдачи при термообработке и контролируют весь процесс, закаливая различные участки клинка в разных режимах в течении того короткого промежутка времени, пока идет резкое остывание оружия в охлаждающей жидкости. Очень тонкий слой глины на лезвии позволяет закалить его с максимальной твердостью (50–65 ед. Роквелла). В тоже время остальные участки получаются более мягкими, но зато способными противостоять ударным нагрузкам.

После нанесения слоев глины по всей длине клинка, на него в районе стыка лезвия с голоменью клинка (линия Хамон), на тонкий первоначальный слой подсохшей глины ребром шпателя наносят тонкие поперечные ребра из глины (аси-ножки). Смысл этого действа в том, что под нитеобразными утолщениями на тонком участке глины клинок закаливается в ином режиме, он менее твердый. В результате нарушается монолитность внутренней структуры закаленного металла. Практически это означает, что от выкрошившегося в процессе эксплуатации участка клинка трещины не идут дальше, «обрываются». Это продлевает жизнь клинку с боевыми дефектами, оставляя его таким же надежным, как и раньше.

После очистки закаленного клинка от остатков глины его предварительно шлифуют достаточно грубым камнем, чтобы, осмотрев в белом виде, убедиться в отсутствии видимых дефектов. Если закаливание прошло удачно и явных дефектов нет, кадзи гравирует на хвостовике, оставшемся мягким, свое имя, название местности или что-то иное, что подсказывает его сердце и что поможет впоследствии потомкам идентифицировать клинок его работы. Кстати, великие мастера вообще не подписывали свои изделия, считая, что и так ясно, кто сотворил это рукотворное чудо!

На риторический вопрос о том, какой временной промежуток нужен, чтобы отковать классический японский меч (нихон-то), соблюдая все технологии – ответ прост. Вопреки утверждениям о том, что на изготовление одного клинка уходят годы, организацией NBTHK (общество по охране искусства японского меча) рекомендовано современным мастерам, работающим по традиционной технологии, не делать больше 24 клинков в течение года. Если учесть, что нормальный цикл работы – изготовление одновременно двух клинков (пока один прогревается, второй проковывается), то на изготовление одного клинка затрачивается месяц. При этом нельзя делать скоропалительный вывод, что если на два клинка затрачивается месяц, то на один уйдет 15 дней. Нельзя нагреть и проковать в два раза быстрее! Ускоренная технология ведет к браку. Поэтому изготовление одновременно двух клинков, это всего лишь рациональное использование времени.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой


Изображения на полосе меча

На клинках и хвостовиках японских мечей, кроме надписей, часто встречаются изображения, различные по характеру, но всегда подчеркивающие индивидуальность данного образца.

Прежде всего, бросаются в глаза художественные гравировки – хоримоно. История их такова. В смутные времена междуусобных войн самурай мог положиться только на свой меч и для придания ему магического свойства оберега заказывал граверу изображения божеств-охранителей или их имен на клинке. Когда наступили мирные времена, традиция эта осталась, но сместилась с религиозно-мистического уровня на декоративный. Поэтому грубая гравировка старых боевых мечей, которую выполняли сами кузнецы, стала более изящной и многосюжетной. В темах гравировки присутствуют драконы, карпы, бамбук и слива, морские волны и насекомые – все то, что встречается в сюжетах цуба этого периода. И гравировку выполняли уже специалисты-граверы.

К этой же операции относится и прорезание долов – продольных желобков на клинке. Их разновидности учтены и систематизированы, а сами долы, кроме декоративной функции, еще и облегчают клинок, сохраняя его жесткость и гася вибрацию во время удара.

Встречаются варианты, когда декоративная гравировка находится внутри дола и выполнена объемно, в виде барельефа. Такие изображения называются укибори.

В период Эдо возникла также мода гравировать на клинках строки из популярных в то время стихов, а также боевые девизы и изречения мудрецов древности.

Если часть Хоримоно скрыта под рукояткой, значит полосу меча в свое время укорачивали, так как японские мечи укорачиваются только со стороны хвостовика, который обрезается на требуемую величину. При этом случается, что старые надписи, остающиеся на изъятой части хвостовика, сохраняют. Для этого часть хвостовика с надписью видоизменяют и в виде таблички прикрепляют заклепками к укороченному хвостовику. Но это и путь для подделок, когда к менее ценному клинку прикрепляют сохранившуюся надпись от погибшего меча.

Иногда встречаются непонятные знаки, похожие на иероглифы, но и отличающиеся от них. Это имена буддийских богов, написанные на санскрите – языке буддийских книг, пришедших из Индии. Но в данном случае санскрит стилизован и приобрел более привычный для японца вид. Такие надписи называются бондзи, и появились они в то время, когда позиции Синто в стране несколько ослабли, а на первое место вышел буддизм.

На хвостовиках, кроме надписи, могут быть гравированные или штампованные на раскаленном металле изображения – личные знаки кадзи. Это «мон» – личный герб, дарованный за особые заслуги, «као» – стилизованная роспись в стиле скорописи или «какихан» – монограмма из четко начертанных иероглифов, помещенная в рамку.

Все эти изображения будоражат воображение пытливых потомков и повышают стоимость меча.


Полировка

Следующий этап, который проходит клинок японского меча, это полировка. Полировщик клинков – профессия, имеющая свои тонкости, поэтому предварительно обработанный клинок кадзи передает следующему специалисту (по технологической цепочке).

Прежде всего, следует отметить, что природа подарила японцам залежи абразивного материала необычайной чистоты и мелкозернистости. Без этого невозможно было бы создание того, что гордо именуется «Нихонто».

Чтобы читатель понял, о чем идет речь, расскажу об одном киносюжете, показанном в советские времена по ТV. Японский столяр, на глазах у зрителей последовательно перетачивал лезвие своего рубанка на ряде природных абразивных камней, добываемых в Японии. Каждый раз он снимал с деревянного бруска стружку все более тонкую. Рубанок как бы прилипал к дереву и при неторопливом, без усилия движении из него появлялась длинная, без обрыва стружка равная ширине лезвия. После последней заточки стружка стала почти прозрачной – тоньше папиросной бумаги! При этом мастер не кричал, что установил рекорд, не требовал занесения в книгу Гиннеса. Он был мастером высокого класса, способным применить свое умение на практике, а не устраивающим из этого шоу.

Так и полировщик, пользуясь последовательно все более мелкими абразивными камнями, доводит поверхность клинка до идеального состояния, позволяющего, как через стекло, увидеть структуру строения клинка, все нюансы его закалки. Подобной тщательной шлифовки оружия нет нигде в мире!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Почему это возможно?

Отвлечемся от сложного процесса изготовления и зададимся естественным вопросом – почему? Действительно, почему люди создают с такой тщательностью вещи, что можно возвести их изготовление в ранг искусства. Возможный ответ – национальная японская религия Синто – путь богов. В ней меч возведен в ранг атрибута божественной власти. Следующее, что приходит в голову, – необычайно высокое положение воинского сословия в средневековой Японии и пара мечей, сопровождавшая самурая на протяжении его жизни, как символ этого высокого положения. Но это только часть правды. Никакая религия, никакой престижный заказ не заставят ремесленника работать лучше, чем ему хочется. Попробуем послушать очевидца, создателя знаменитых строк:


«Запад есть запад,
Восток есть восток
И вместе им не сойтись…»



Английский писатель Р.Д. Киплинг во время посещения Японии в 1889 г. записал: «Мне показали человека, который уже месяц полировал небольшую вазу высотой в пять дюймов. Ему оставалось трудиться еще два дня… и рубиновый дракон, резвящийся на лазуритовом поле, каждая крохотная деталь, каждый завиток, любой участочек, заполненный эмалью, будут становиться все привлекательнее.

В другом месте можно купить дешевле, – сказал, улыбаясь, хозяин. Мы не умеем их так делать. Эта ваза будет стоить семьдесят долларов.

Я отнесся к его словам с уважением, потому что он сказал «не умеем» вместо «не делаем». Это говорил художник».

В Японии есть понятие минсю-тэки когэй (искусство, создаваемое вручную для повседневного использования людьми). Это именно тот случай, когда трепетное отношение к создаваемой своими руками вещи заставляет мастера вкладывать в акт созидания свою душу не в надежде на конечную награду, а просто потому, что иначе не стоит и браться за работу. Японские мастера высшей пробы совсем не престижных во всем остальном мире профессий поднимают свою работу на уровень искусства, и это осознание собственного достоинства заставляет их неукоснительно следовать древним технологиям во всех случаях и получать прекрасный результат.


Испытания и монтирование

После полировки и заточки, длящихся в среднем две недели, клинок с временной рукояткой попадает в руки специалиста по испытанию мечей. Почему это происходило, разве не мог самурай, будущий хозяин меча, рубануть что-нибудь этакое и затем с видом знатока, осмотрев лезвие, заявить: «Меч так себе, гвозди рубать не могёт!»

В Японии существовали официальные тесты испытаний, выполнить которые мог только профессионал. Такие испытания назывались тамэсигири (пробное резание). При испытании клинков ими рубили соломенные снопы, скатанные циновки – татами, медные и железные пластины. Но самые экзотические и одновременно наиболее реальные испытания происходили во время казней преступников и на телах уже казненных людей.

Из тьмы веков дошел рассказ о некоем палаче Гото. Когда ему нужно было испытать очередной новый меч на осужденных, привязанных к столбам, внезапно пошел дождь. Гото взял в левую руку зонт, в правую меч и вышел во двор. Вернулся он через несколько мгновений, почти не замочив одежду и меч. Вручая его хозяину, он произнес слова одобрения, а все свидетели этой сцены сошлись на том, что Гото был настоящим мастером своего дела.

Результаты официальных тестов записывались на хвостовике меча и, в отличие от скромной надписи кадзи, часто инкрустировались золотой проволокой.

Существовал обычай и неофициального испытания меча, цудзугири (уличное резание), когда самурай, чаще всего невысокого ранга, выходил ночью со своим мечом и пытался зарубить какого-нибудь простолюдина. Впрочем, не брезговали этим и некоторые высокородные самураи, так сказать для поддержания формы.

После испытаний, выявивших рабочие возможности меча, клинок попадал на заключительном этапе в мастерскую цубако, где к нему изготавливалась фурнитура, и он принимал хорошо узнаваемый нарядный внешний вид.

Вот собственно и вся технологическая цепочка, пройдя которую изделие превращалось в грозное оружие и в то же время произведение искусства. Дальше у каждого меча была своя судьба, в которой одним суждено было, сломавшись в бою, затеряться во времени, а другие превращались в кокухо – национальное сокровище и, передаваемые из поколения в поколение, дожили до наших дней, обрастая легендами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Многообразие форм

Казалось бы, чего проще! Получая столетиями практические результаты эксплуатации различных мечей на полях многочисленных боев, можно выбрать или скомбинировать наиболее удачную модель, сделать образцы и разослав их всем известным кадзи, обязать их выпускать точно такие. Полученные образцы назвать табельными и вооружить этим оружием постоянную армию самураев. Собственно так и поступили в Европе, как только там появились регулярные армии. Это упростило процесс вооружения, удешевило снабжение и, в конце концов, дало возможность держать сам процесс вооружения в крепких руках центральной власти. И однако же, в Японии ничего такого не произошло до тех пор, пока военное сословие в 1876 г. не было приравнено к остальным, а атрибуты их высокого положения – пара мечей с которыми они не расставались, были запрещены.

Ладно, пусть существует 11 основных форм полос японских мечей, 6 видов их изгибов, 12 видов оформления острия клинка, 7 видов сечения и 6 видов обуха. В конце концов, все это на виду и впрямую влияет на рабочие качества клинка.

Но – 6 видов формы хвостовика и 10 видов его торца, не говоря уже о 20 основных видах насечки на этих же хвостовиках. А ведь кроме этого существуют и промежуточные формы! Зачем все это, если всаженный в рукоятку хвостовик вообще не виден за исключением тех редких моментов, когда рукоятка снимается, и на темном от времени хвостовике с восторгом разбираются знаки, оставленные мастерами?

Может быть, вопрос такого многообразия прояснит высказывание человека, близкого к художественному миру, а ведь мы уже пришли к выводу, что японские ремесленники целиком отдающиеся своему делу – художники.

Главный куратор Государственного музея современного искусства в Токио Масами Сираиси сказал: «…еще одной важной отличительной чертой японского прикладного искусства является умышленное нанесение повреждений. Путем разрушения правильных форм, таких как круг или квадрат, за совершенством которых прячется красота, открывают красоту, недоступную для разума».

Тысячелетняя история японского клинка, это непрерывный поиск той самой недоступной разуму красоты, к которой стремятся все настоящие художники и при этом каждый ощущает ее по-своему!


Вспомогательные клинки

В предыдущих публикациях эта тема уже затрагивалась, поэтому, не повторяясь, несколько ее расширим. Во-первых, что вполне естественно, вспомогательные клинки: кодзука, когаи и умабари, изготавливались из кусочков тех же прокованных полос стали, что шли на изготовление меча. Поэтому при хорошей полировке и на них заметен рисунок, образующийся благодаря многослойности исходного материала.

Кодзука, небольшой нож, носимый с внутренней стороны оправы японского меча, ведет свое происхождение из глубины веков, когда буси носили на поясе только один меч. В VII – VIII вв. солдатам (буси низкого ранга) было разрешено носить вместе с мечом и небольшой нож – тосу. Клинок его, с односторонней заточкой, длиной 10-20 см использовался не только как оружие, но и для хозяйственных целей. При этом со временем размер клинка становился все меньше и в некоторых экземплярах, доживших до наших дней, достигает всего 3 см. Такие короткие тосу носили в одних ножнах по несколько штук. Когда самураи стали носить за поясом второй меч (когатана – маленький меч), то нож тосу, используемый уже только для хозяйственных нужд, перекочевал в оправу меча, где он всегда был под рукой и в то же время не мешал.

Во времена непрерывных войн клинок кодзука был довольно крупным и повторял очертания прямого меча – тёкуто. Так как он предназначался для хозяйственных нужд, его многократно затачивали, и он принимал специфическую форму истертого в походах ножа (дома пользовались другими ножами). Возможно из-за этого, в подражание клинкам ветеранов, проводящим свою жизнь в походах, возникла мода на изготовление этого клинка сразу именно такой, специфической формы. Молодые самураи, доставая на привале этот клинок, как бы самоутверждались, показывая, что и они «не лыком шиты!» В период Эдо кровавые походы закончились, но эта мода попала на благодатную почву, когда оружие стали стремиться делать как можно более изящным, а главным достоинством стал декор рукоятки. Поэтому такая форма клинка кодзука стала традиционной и сохраняется в течение нескольких столетий.

Когаи, нечто вроде шила, прикрепленного к внешней стороне оправы, есть ни что иное, как приспособление, называемое на флоте «свайка» и предназначенное в основном для развязывания узлов. Дело в том, что японские доспехи не имели затягивающихся ремней с пряжками. Все их элементы на воине стягивались шнурами, которые завязывались узлами. Чтобы освободиться от доспехов, такой инструмент был крайне необходим.

Иногда когаи состояли из двух половинок (вари-когаи, двойные или вари-баси, две палочки для еды). В сложенном виде они занимали свое обычное место с наружной стороны оправы меча, и часто использовались во время приема пищи.

В этом нет ничего необычного, китайские и монгольские ножи, как правило, имели в ножнах специальное отделение именно для палочек. Японцы просто совместили эту функцию с инструментом, предназначенным для других дел.

Возможно, кодзука и когаи использовались для того, чтобы на поле боя самурай мог отметить свою славную победу, воткнув один из этих предметов в ухо поверженного врага, не испортив тем самым вид трофея, который он должен был предъявить после битвы для подтверждения своего подвига и получения соответствующих почестей. Все остальные функции этих предметов, например прочистка собственных ушей и метание в цель, пусть остаются на совести многочисленных авторов, затрагивающих эти вопросы.

Умабари – стилетообразный клинок, имеющий несколько граней, в отличие от круглого или овального кодзука. Его назначение объясняют весьма туманно, как предмет для ухода за лошадьми. В лучшем случае: для того, чтобы «пускать кровь в медицинских целях». Что же это за цели такие? В свое время в степной глубинке, где лошадей держат в табунах, а о ветеринарах пастухи только слышали, я наблюдал следующую картину. Раздувшуюся, как барабан лошадь, несколько пастухов держали, не давая ей лечь, а самый старый и опытный достал инструмент, похожий на шило, но сделанный из трехгранного напильника и отполированный до блеска. Прокипятив его в котелке, он подошел к лошади и ткнул ее этим шилом в живот. Раздался шум, выходящих из прокола газов, и лошадь стала заметно меньше. Рану ей чем-то замазали и оставили на пару дней около юрты, после чего она – живая и здоровая – вернулась в табун.

Пастухи рассказали мне, что такое с лошадьми, находящимися на вольном выпасе, случается довольно часто, поскольку они, в отличие от диких животных, едят все растения подряд, а некоторые виды трав – вредные или даже ядовитые. И это единственный способ – спасти лошади жизнь. А граненый инструмент потому, что круглый закупоривал бы рану и препятствовал выходу газов.

Поэтому можно предположить, что умабари был заимствован японцами у степных кочевников и стал необходимой принадлежностью тех, кто связан был не просто с уходом за лошадьми, но и с выпасом их в табунах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Клинки армейских мечей

Клинки сингунто (новый армейский меч), изготовлявшиеся для японской армии с 1930 г. по 1945 г. включительно и поступавшие на вооружение офицеров и сержантов (см. «Японские армейские мечи» «Оружие и Охота» №9, 2001) имеют в Японии, в отличие от нихонто, совершенно другой статус.

После капитуляции Японии в 1945 г. победители – американцы – настояли, чтобы этим мечам, как символу японского милитаризма, законодательно был утвержден приговор – уничтожение. Закон этот действует и сейчас, и поэтому японские армейские мечи, часто встречаемые у коллекционеров многих страна, в Японии крайне редки. Исключение делается только для мечей в армейской оправе, но старых – фамильных, – вроде меча, находящегося в экспозиции музея Великой отечественной войны в Киеве.

Что же представляют собой клинки сингунто? Во-первых, это изделие чаще всего из литой стали, имеющей однородную структуру и якиба – закаленная часть лезвия – у них фальшивая, полученная либо протравливанием, либо шлифовкой по шаблону. Закаливались такие клинки чаще всего в масле. Большинство из изготовленных образцов характеризуется, как «сунобэ абура яки-ирэ» (вытянутые ковкой из литой стали заводского изготовления и закаленные в масле). Качество их абсолютно разное, т. к. делались они во многих местах разными мастерами, для которых приоритетным было количество. Например, в одном из японских источников рассказывается о кузнеце Минэеси Накадзима, работавшем в 1942 г. в Пекине. Имея в своей кузнице еще одного кузнеца и десять подсобных рабочих-китайцев, он поставлял армии 300 клинков в месяц, изготовливая их из рельс английского производства с маркой «Шеффилд», которые покупал у китайцев, разбиравших по ночам окрестные железные дороги. При этом использовалась верхняя часть рельса, уплотненная многотонными поездами, а средняя и нижняя части становились отходами производства. При такой ежемесячной нагрузке он успевал еще и делать клинки на заказ, не предъявляя их армейским приемщикам.

В арсеналах Японии, находившихся в Токио, Осака и Нагоя, клинки изготавливали вообще методом проката, пропуская раскаленную полосу металла между двумя валами нужной конфигурации. Затем полученный клинок рихтовался, закаливался и поступал на полировку, а весь процесс изготовления был максимально ускорен. Такие клинки назывались мантэцу-то (прокат закаленный в масле). Не следует думать, что такие клинки были некачественными. Этот метод широко практиковался в Европе в конце XIX – начале XX веков, и технология эта попала в Японию именно оттуда. Для холодного оружия массового, если можно так сказать, потребления такой способ изготовления клинков был очень прогрессивным.

На армейских клинках имеются номера, клейма приемки и клейма, изготовивших их арсеналов. Если клинки изготовлялись в частной мастерской, то кузнец не всегда подписывал свою продукцию. Иногда на армейские клинки наносили какие-либо патриотические девизы.

Мечи с клинками сингунто действительно были символом самоотверженной верности императору и родине, и японские воины – офицеры и сержанты – в бою умирали с мечом в руках или, если это было невозможно, дотронувшись хотя бы рукой до его рукоятки, как делали это камикадзе – летчики жертвовавшие собой, но и уничтожавшие корабли врага, плывшего к берегам их родины – Нихон (Ниппон, – солнце, корень, страна) – страны, где солнце берет свое начало.


Экспертиза

В VII – VIII веках производство оружия в Японии было взято правительством на особый учет. С тех времен и появилась официальная должность знатока мечей – мэкики. Они следили за творчеством наиболее известных кадзи, описывали изготовленные мечи и оценивали их в денежном эквиваленте. О том, что мечи стоили в Японии баснословно дорого, свидетельствует замечание голландского купца, посетившего Японию во второй половине XVII века. Он пишет, что «…мечи и кинжалы стоят в Японии зачастую 4-5 тыс. флоринов и более», что по европейским меркам составляло целое состояние. Чтобы товар соответствовал своей цене, и привлекались эксперты, по большей части потомственные специалисты, поколениями собиравшие и классифицировавшие все доступные сведения, касающиеся изготовления мечей. Их трудами создана в Японии обширная литература о мечах. Многие клинки, когда-то знаменитые, но погибшие, не дошедшие до нашего времени, известны благодаря свиткам, на которых они изображены достаточно скурпулезно.

Настоящая экспертиза японского меча с выдачей соответствующего сертификата – оригами, – имеющего абсолютный авторитет, возможна только в Японии и только японскими специалистами, для чего клинки специально привозятся или пересылаются в страну. Все остальные сертификаты, где бы не проходила и кем бы не осуществлялась экспертиза, в Японии не признаются, являясь по существу подделкой. Только специалисты, занимающиеся экспертизой из поколение в поколение, могут с достаточной долей вероятности внести ясность в происхождение изучаемого клинка. Но и в этом случае при определении кадзи допускается оговорка: «работали отец или сын такой-то семьи мастеров».

Сейчас эксперты – мэкики – работают в двух японских организациях:

– Ниппон Бидзюцу Токэн Ходзон Кекай (NBTHK – общество по охране искусства японского меча);

– Ниппон Токэн Ходзон Кёкай (NTHK – общество по охране японского меча).

Обе эти организации признают японский меч как «искусство, достойное сохранения» только в том случае, если его клинок изготовлен по традиционной технологии. В разработанной ими градации клинок может занимать одну из шести ступеней статуса своей ценности, от кокухо – национального сокровища (присваиваемого только клинкам находящимся на территории Японии и к вывозу запрещенным) до ходзон токэн (оберегаемый меч).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Tokugava



Зарегистрирован: 10.09.2008
Сообщения: 16
Откуда: Севастополь

СообщениеДобавлено: Вс Май 24, 2009 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Коллекционирование

Коллекционирование японских мечей – распространенное хобби среди людей, собирающих коллекции холодного оружия. Соприкасаясь с этими немыми свидетелями истории, будь-то высокохудожественные клинки старых мастеров или даже сингунто периода Второй мировой войны, ощущаешь дыхание времени, свою причастность к прошлому.

Но коллекционера могут поджидать на этом пути некоторые неприятные сюрпризы. Речь здесь не идет о гонгконгских или тайваньских интерьерных новоделах, с которыми и так все ясно. Трудность заключается в том, что не каждая полоса похожая на клинок японского меча и при этом достаточно старая и имеющая свою историю, действительно таковым мечом является.

Известно, что с конца XVII века японские кузнецы выковывали полосы мечей из привозной стали, не используя рациональную сварку. Сталь для них доставлялась с материка и называлась намбан-тэцу (сталь южных варваров), а сам тип конструкции клинка мару-гитаэ – цельная конструкция.

Поэтому клинок, идентичный по конструкции сингунто может иметь более продолжительную историю, но в то же время не попадать в разряд настоящего японского меча – нихонто.

Кроме этого, известно, что в средние века очень много японских клинков изготавливалось на экспорт и вывозилось в Китай, обмениваясь на другие товары. По японским документам прослеживается этот экспорт, составлявший в 1432 году – 3502 меча, в 1453 г. – 9900 мечей, а в 1539 г. – 24 862 меча. Всего за первую половину XVI века в Китай было вывезено 100 тысяч мечей японского производства и дальнейшая их судьба ни с Японией, ни с самураями не связана. Более того, такая популярность этого «заморского сверхоружия» породила производство оружия похожего типа в самом Китае и в Корее. Корейские мечи, по конструкции схожие с японскими, называются пайволдо. Они проще в изготовлении и несколько легче, чем японские.

В Китае подобные мечи называются яодао – поясной меч. Очевидно, для телохранителей всех времен характерна любовь к импортному оружию («нет пророка в своем отечестве!») и такими мечами вооружалась императорская дворцовая гвардия в Пекине. При этом клинки этих мечей были как оригинальные японские, так и китайские. Монтирование же осуществлялось в китайском вкусе. Примером этого может быть меч из коллекции императора Петра I, хранящийся в Оружейной палате Московского Кремля. Определение его, как «сабля типа катана, Япония, XVII век» вызывает сомнение.

Во-первых, сам клинок, с начинающимся у рукоятки широким (во всю ширину полосы) и довольно коротким долом, за которым, через некоторое расстояние, вдоль обуха до рабочей части клинка тянутся два узких дола, а конец его обоюдоострый, типичен для китайских мастеров. Во-вторых, отсутствует такая важная деталь, как муфта хабаки, а деревянная рукоять – круглая (сечение рукояти японского меча – эллипс). Кроме того, золоченая муфта фути, судя по всему, выполнена в виде кольца, а не колпачка, как у японцев. Диаметр этой муфты, значительно превышающий диаметр рукояти, а для ее декора используется своеобразный растительный орнамент. Все это позволяет предположить, что данный меч изготовлен китайскими мастерами.


Из прошлого в будущее

Сам факт существования сейчас искусства изготовления нихонто, растущий интерес проявляемый любителями оружия во всем мире к этой традиции, ставит японский меч вне времени. Коллекционирование его элементов, несущих в себе печать истинного искусства: цуба, мэнуки и тосин (тело меча, полоса), воплотивших в себе эстетику мироощущения японцев, глубокое уважение ими своих традиций и филигранного мастерства предков, возвышает японский меч до явления интернационального.

Люди, начинающие собирать японское холодное оружие просто потому, что им это нравится и у них есть на это средства, со временем начинают понимать, что собирают они по крупицам частицы нашей общей истории.

И чувство это гасит агрессивность вещи, выдвигая на первый план ее эстетическую ценность, в полной мере воспринимающуюся при неторопливом рассматривании японского меча нихон-то.


«Ставлю вещи на свет
И смотрю, как рождаются тени
В полдень осенний…»

Такахама Кёси (1874–1959 гг.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов forum.sevhwarang.com.ua -> Оружие боевых искусств мира Часовой пояс: GMT + 2
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
You cannot attach files in this forum
You cannot download files in this forum




Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Русская поддержка phpBB